Сегодня 04 Июл 2020

«Он был Герой и Созидатель - России честное лицо…»

Новости Отдела культуры и молодежной политики
Информация

Так писал об основателе города Ейска, Михаиле Семёновиче Воронцове, в стихотворении «Приазовская сюита» Евгений Александрович Котенко, взывая к Всевышнему: «Подай побольше нам, Создатель, таких сынов, как Воронцов». Эти же слова начертаны на постаменте  величественного конного  памятника основателю нашего города, установленного в 2008 году. В канун дня рождения этого великого гражданина России  данный выпуск  рубрики «Дар слова» и посвящается  Михаилу Семёновичу Воронцову (19.05.1782- 06.11.1856).

Много написано и сказано  об этом  блистательном полководце и   выдающемся государственном  деятеле первой половины XIX века, кого известный английский военачальник Веллингтон назвал «звездой России». Но мы сегодня предоставим нашим читателям возможность  посмотреть на духовно-нравственный облик Михаила Семёновича Воронцова глазами представителей юного поколения ейчан, обладающих    отзывчивостью души на всё положительное  и прекрасное в человеке и окружающем мире. Ведь «взрыв» интереса к личности основателя нашего города произошёл в 2017  году именно  на Котенковских чтениях, одна из тем которых посвящалась 235-летию со дня рождения графа, светлейшего князя, генерал-фельдмаршала, наместника царя на Кавказе Михаила Семёновича Воронцова.

Основываясь на документально-художественной книге Е.А.Котенко «Основатель Ейска Воронцов», биографических книгах о Воронцове писателей С.Ю.Захаровой, В.А.Удовика и других, участники Чтений в своих творческих работах (сочинениях, рефератах, исследовательских проектах, докладах) отразили многие достоинства личности Михаила Семёновича, свидетельствующие о его высокой нравственности и патриотизме. И эти качества,  по словам   авторов работ, не могли быть  у него случайными. Ведь  отец Михаила, Семён Романович Воронцов, с младых ногтей внушал сыну, что  «любой человек принадлежит, прежде всего Отечеству, и его первейший долг - любить землю своих предков и доблестно служить ей. А это возможно лишь с твёрдым понятием о вере, чести, благородстве и при наличии основательного образования».

В пороховом дыму сражений

Сегодняшние старшеклассники  с удивлением  отмечали, что, впервые прибыв в 1801 году  в Россию из Англии (где он с детства воспитывался отцом-дипломатом), 19-летний Михаил Воронцов мог быть принят  на службу в любое министерство.  Ведь он был, как писал Лев Толстой,  «редкого европейского образования», свободно владел пятью  иностранными языками, обладал юридическими и экономическими знаниями. Но юноша  решил посвятить себя службе в армии и, прежде всего, отказался от привилегии, которая давала ему право сразу же иметь звание генерал-майора (в то время детям аристократов офицерские звания присваивались с самого рождения). Он  попросил дать ему возможность начать службу с низшего офицерского чина  и был зачислен поручиком лейб-гвардии в Преображенский полк, в котором до посольской миссии сорок лет служил его отец. А так как столичная жизнь Михаила  не удовлетворяла, то  он обратился с просьбой  направить его туда,  где шла война, - в Закавказье. Молодой офицер  был вынослив, и суровые военные условия его не пугали. Так началась многолетняя  военная эпопея Воронцова, наследника одного из самых знатных и  самых богатых российских вельмож.  Все повышения в звании и награды доставались ему в пороховом дыму сражений.

Отечественную войну 1812 года 30-летний Михаил Воронцов  встретил уже в чине генерал-майора, командиром 2-й сводной гренадерской дивизии. В Бородинском сражении 26 августа Воронцов со своими гренадерами принял первый и мощнейший удар противника на Багратионовых флешах. Наполеон именно здесь планировал прорвать оборону русской армии. Жесточайшая схватка длилась несколько  часов - гренадеры не отступили, хотя понесли огромные потери. Дивизия Воронцова, отразив первые атаки  во много раз превосходящих французов, полегла почти полностью. Позже о потерях своей дивизии он напишет: «Из почти пяти  тысяч человек на вечерней перекличке оказалось менее 300, из 18 штаб-офицеров оставалось только 3, из которых, кажется, только один не был хотя бы легко ранен…». Когда же генерала  Воронцова  спросили: «Где ваша дивизия? Она исчезла с поля боя!», он ответил: «Она исчезла не с поля боя, а на поле боя».

Человек  долга и чести

Не  могло  не вызвать уважения учащихся и то, как Михаил Воронцов выполнял свой воинский долг и отстаивал вопросы чести. В Бородинском сражении, в штыковом бою, генерал-майор Воронцов получил  тяжёлое ранение в бедро. Когда его отправляли в госпиталь,  оборудованный  по его распоряжению в   подмосковном родовом имении, Михаил Семёнович взял с собой на излечение раненых 50 офицеров и 300 рядовых солдат, где все они получили надлежащее лечение и  сердечную заботу. Причём, чтобы перевезти столько людей,  по приказу Воронцова  было снято с подвод приготовленное для эвакуации из его московского дворца дорогостоящее имущество, в том числе бесценные  картины и богатейшая библиотека, и подводы отданы для перевозки раненых. После выздоровления каждый рядовой снабжался за  счёт графа Воронцова  бельём, тулупом и 10 рублями (тогда это годовое жалованье солдата),  и они снова возвращались в армию. Сам  же генерал-майор   вернулся в строй с ещё не зажившей раной, передвигаясь с тростью.                                     

Вопросы чести России, русского офицерства были для графа Воронцова превыше всего. Это особенно ярко проявилось, когда с  1815 года по  1818 год он   командовал русским оккупационным корпусом во  Франции. Офицеры корпуса,  празднуя победу русской армии над наполеоновскими войсками, задолжали французским кредиторам полтора миллиона рублей, что по тем временам составляло огромное состояние.  Назревал скандал. Когда об этом стало известно Воронцову, он, убеждённый в том, что победители должны покинуть Францию достойным образом и  не запятнать честь русского офицера и России,  заплатил полностью этот долг,  продав своё наследственное имение.

Всё это подтверждает, отмечали   учащиеся в своих работах, что Михаил Семёнович Воронцов - удивительный человек, вся жизнь которого вызывает величайшее восхищение и уважение. Какие бы должности впоследствии граф и князь Воронцов ни занимал, он  неукоснительно следовал своим принципам: «Люди с властью и богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство» и «Служба на благо России  -  единственное доказательство любви к Отечеству», а также  девизу на их фамильном гербе: «Всегда непоколебимая верность».

Знаете ли вы, что…                                                                                                                                      

Император Николай I высоко оценил реформаторскую и  созидательную деятельность Михаила Семёновича Воронцова на благо России, когда он занимал  посты  новороссийского и бессарабского генерал-губернатора (1823-1854 гг.) и  наместника на Кавказе (1844-1854 гг.): «Я всегда говорил, что нет другого человека в России, как князь Воронцов, который бы так был способен и так умел творить, созидать, устраивать. Его голова не годится для мелочей, а только для свершения великих дел…». А император  Александр II в день своей коронации, 26 августа 1856 года, подписал Указ о присвоении М.С.Воронцову самого высокого в России воинского звания – генерал-фельдмаршал.  Портрет Михаила Воронцова, героя Отечественной войны 1812 года, находится  в первом ряду  Военной галереи Зимнего дворца;  его имя  начертано на одной из мраморных досок в Георгиевском зале Московского Кремля. Бронзовую фигуру генерал-фельдмаршала  Воронцова можно видеть среди выдающихся деятелей, помещённых на памятнике «Тысячелетие России» в Новгороде.

Но самой главной наградой  для князя Воронцова была любовь простого народа. Когда в семье знатного дворянина 19 мая 1782 года  родился будущий государственный деятель Российской империи Михаил Семёно­вич Воронцов, его судь­ба была предопределена напутствием родного отца, Семёна Романовича, своему первенцу: «Рождение твоё всех нас порадовало, веди такую жизнь, чтобы все сокрушались о твоей смерти». Так и случилось. Когда  6 ноября 1856 года светлейший князь Воронцов умер, нравственное влияние его личности, сила его морального воздействия на окружающих были столь велики, что  его хоронить вышла   вся Одесса, ведь именно в этом городе он завещал себя похоронить. Народ, для которого князь Воронцов всегда был доступен и  мог быстро  решать его проблемы,  как будто осиротел  и  тогда же сложил такую поговорку: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер». И уже в 1863 году на народные средства  ему был возведён памятник в Одессе, а в 1867 году – в Тифлисе.

Наш город также проявил глубокое уважение к заслугам своего основателя и выразил ему сердечную благодарность, увековечив  образ Михаила Семёновича Воронцова в двух памятниках – бронзовом бюсте, установленном к 150-летнему юбилею города, и грандиозном конном памятнике, созданном  к  160-летию со дня основания Ейска.  Князь Воронцов так заботился о своём детище, что, несмотря на  чрезвычайную занятость в должности наместника царя на Кавказе, сумел четыре раза побывать в Ейске: с 22 по 24 августа 1848 года, с 21 по 22 июня 1849 года, с 13 по 14 августа 1851 года, с 11 по 12 сентября 1852 года. Об этом свидетельствуют записи самого Михаила Семёновича в его личных дневниках, которые он вёл всю жизнь, и которые профессору Евгению Александровичу Котенко удалось разыскать в архивах Российской Государственной библиотеки в Москве (о чём писатель подробно рассказал в своей замечательной книге «Основатель Ейска Воронцов», переизданной в 2017 году).

Источники:

Захарова О.Ю. Светлейший князь М.С.Воронцов. Симферополь, 2008.

Котенко Е.А. Основатель Ейска Воронцов. 3-е изд.,  Ростов-на-Дону, 2017.

Удовик В.А. Воронцов. ЖЗЛ, М., 2004.

Галина Логунова, заслуженный учитель РФ, ведущая рубрики «Дар слова»

газета «Приазовские степи»

10.08.2018 г

Новости

Новости Отдела культуры и молодежной политики
Информация
Новости Отдела культуры и молодежной политики
Информация
Новости Отдела культуры и молодежной политики
Новости Отдела культуры и молодежной политики
Информация